Табачная планета.

Всем нам давно известно о, так называемом, Большом Взрыве и начале формирования Вселенной. Галактики, измерения, системы, звёзды, планеты, спутники и тому подобное. Ну и поехали.

Давным давно в далёкой далёкой галактике... на одной маленькой планетке с наличием разумной жизни развивалась и набирала ход Анти-табачная Кампания. В конце концов людишек, которые твёрдо решили медленно убивать себя никотином, выселили на другую планету - Комната. Шли годы, века, тысячелетия. Людишки много курили, дым вырвался из атмосфер Комнаты и формировался в спутник. Дыма становилось всё больше, он сгущался, образуя плотное ядро, притягивая элементы. На спутнике была Своя Атмосфера. 

Человечки-изгои тем временем эволюционировали. В высоту средняя особь Курительного Человечка достигала 20-25 см, кожа была цвета ночи, эритроциты в крови перемежались с разжиженным никотином, для поддержания жизни им нужно было постоянно курить. Вскоре они бросили свою Комнату из-за её разрушения и переселились на уютный, ими же созданный спутник из табачного дыма, назвав его Табачной планетой.

Шло время. Человечки курили, вырабатывая тем самым атмосферу для своей крохотной планетки, там им было комфортно, все они держались вместе. Как известно, курящие люди быстро находят общий язык, а процесс совместного курения - это своего рода таинство, обрядовое действо - вспомнить даже только Трубку Мира, что была так важна у Древних.

Кстати, о Трубке Мира. Потрясающей величины, эта скульптура стояла на Главной площади им. Marlboro, от неё ответвлялись презентабельная улица Parliament, на которой, собственно, располагалось здание Парламента, эту улицу пересекали переулки Senator и Sobranie, как вы поняли это был административный район.
В квартале от него, по берегу реки Табачки, располагалась фешенебельная Vogue стрит, пересекаемая Kiss стрит, с парком ESSE и каналом EVE. Этот район был наполнен бутиками, брендами, магазинами, моллами, клубами, ресторанами и салонами красоты. Курительные человечки мужского пола с интересом наблюдали за движением здесь, однако, сами ступить на эту территорию боялись - она считалась предназначенной исключительно для женщин и геев. Правда, бывало, мужчины сюда попадали - от безысходности, случайно или по пьяни...
Впрочем, оставим это. У мужчин была своя территория и свои места. От главной площади вела также и улица Kent 8, пересекаемая брутальной Lucky Strike. Они были наполнены барами, пабами и бильярдными. Далее шла улица Camel, которая заканчивалась стадионом и пересекалась криминальным переулком Bond, где мирно уживались наркопритоны, порно-студии и стрип-бары. Переулок заканчивался кварталом Chesterfield - своеобразным подобием Улицы Красных Фонарей. 
Занятно, что неподалёку от этого места раскинулся живописный и минималистичный парк Dunhill, с несколькими зеркальными озёрами. Прямо за ним, неровной линией раскинулась Gauloises - улочка художников и творцов, наполненная галереями, арт-площадками, лофтами и музеями, населённая людьми искусства, которые от чего-то очень любили выражаться по-французски.
Жилые районы L&M, LD, Next, Pall Moll и отдалённый район More, сплошь заселённый рабочими, тоже, конечно, представляют интерес, но, всё же, не столь любопытны. 

На Табачной планете всё курили - женщины и мужчины, старики и дети. Чем больше они курили, тем было легче дышать им, они увеличивали специальную атмосферу своей маленькой планетки, на которой никто бы не смог жить, кроме них. Курительные человечки не болели, а если и болели, лечились путём прикладывания листьев табака к больному месту и никотиновыми уколами. В спа-салонах города были специальные процедуры - паровые, наполненные дымом, смоляные обёртывания и маски. 
Вместо снега зимой с неба летели белые хлопья пепла, фонари излучали мягкий оранжевый свет горящих сигарет. Садово-парковая культура радовала глаз жителей табачными плантациями и конструкциями из окурков. Город был чист и аккуратен, пепельницы на улице были повсюду и убирались специальными службами вовремя, разве что в отдалённых поселениях Тройка, Беломорканал, Прима, да Ява с чистотой было худо. 

Курительные человечки обожали свою Табачную планету и своё дело. Из довольных улыбчивых ртов жителей всегда выглядывали сигареты, сигариллы, сигары, мундштуки, самокрутки, трубки... Кто-то даже носил с собой маленький кальян.
Случались и повстанцы - они самостоятельно изготавливали Электронные Сигареты или, того хуже - БРОСАЛИ КУРИТЬ. Жители смотрели на таких люмпенов с ненавистью и непонимание, но долго они всё равно не жили, так что некоторые даже сочувствовали им и организовывали центры психологической поддержки, помогая беднягам снова Начать Курить и Дышать Свободно...


Продолжение следует...


  • Current Mood
    creative

Искусство лип.

Мне, Коляда, в безумном танце

Бездумности своей отсыпь.

Меня обуйте в золотые сланцы,

Да раскалите добела,

Да не давайте им остыть,

Чтоб я плясала, пела, ныла,

Стонала, воплями кружась,

Про золото, крича, забыла,

В пологи белые ложась.

Подумайте! Ведь боже…, боже!

Вплетался в ступни бы металл,

В златую пыль вонзилась кожа,

Устройте боли карнавал.

А я б неслась.


До дрожи в ножках,

До пепелища прежних сил,

Мои бы понял сны немножко,

Мне сам Морфей златые туфли подарил.

  • Current Mood
    melancholy melancholy

От второго лица.

Ты меня прости, 
Ты всё так же писать не умеешь.



Сохранить её как...
Положить на кровать,
Рыжие кудри, 
Путаться, 
Рвать.

Мысли метать. 

Подготовить к отправке,
Перечитать,
Попытаться переписать,
Сорваться.

Править, подготовить к печати,
Разметка страницы,
Летят люди,
Бегут птицы,
Ты красишь ресницы.

Проверка совместимости,
Я чувствую внутренности,
Копировать, 
Вставить,
Домой отправить.

Times New Roman.
Шрифт 10, излюбленный.
Ты, кажется, писала когда-то какой-то роман,
Я всё так-же в твой текст влюблённый.

Болезненность.

Я отпаиваю себя травами. Я всегда лечу себя травами. Да не теми составами, что лечат недостатки интереса к жизни, а теми, что что душу лечат, тело очищают. 

Внутривенно.

Обезвоживание,
Все нервы растреплены,
Волосы встревожены,
Амбиции распущенны.

Бегут волнения
По инерции
К подножиям,
Друг друга балуя подножками.

Глазами алыми
Встречаю я рассвета марево,
Ходы отлажены,
Слова ухожены, 
Все танцы сглажены.

Не спи, приди,
Да как не сглазить то...
В раскатах синего
Тонуть обескураженно.

Границей ложною, 
По жизни путано, 
Тобой навеяло
Богов подкожных мне.

Кочевники.

На веки вечные 
На веках сине-млечных,
На поворотах,
Что слыли бесконечными,
В глазах бессонных, 
Которые беспечностью
Срывали с обеспеченных
Благодеяний вздор.

Под скрежет скоротечности,
Скрижали человечности,
Упали вниз,
Сжимаясь в безупречности,
Сломали все сердечки и 
Сразили нас сердечностью,
Спустив курок конечности
Поняв немой укор. 

Танатос.

Я хочу быть русской Хиросимой,
Я хочу стать более трагичной,
Я хочу, чтоб в небе самый сильный,
Создал меня более логичной.

Я мечтаю в виде птицы синей,
Я мечтаю ласточкой практичной,
Я мечтаю слышать глас осины,
Чтобы рушить грёзы как обычно.

Я желаю быть как Нагасаки, 
Я желаю пасть эсхатологом,
Я желаю отправлять атаки,
Скрывшись под ночным любви пологом.

Достойные.

 Люди,
Люди безбожные,
Вы такие сложные.
Вы же просто невозможные,
Гордитесь, бьётесь, смеётесь,
отрицаете идеалы ложные,
питаетесь часто кормом подножным,
Не любите, не любимы,
Лелеяте ваши яды подкожные,
Ведь люди, люди безбожные,
Бежите с помощью неотложной,
Копаетесь в мыслях неосторожно..
И всё, всё вам можно.